Китай. Выход дракона

Written by
Китай. Выход дракона

Данная статья будет об экономике Китая, самого главного двигателя биткойн. После прочтения всего поста у Вас должно появиться понимание — почему Китай так скупает биткойн и будет продолжать это делать дальше. Мы сделали новый раздел «Китай«, а в скором времени планируем добавить «Великобритания»

Выход дракона

Резюме

Китай не является таким уж экономически безопасным, как это может показаться. Конвульсии китайских финансовых рынков усилили глобальное неприятие риска инвесторами и добавили волатильности в последние кварталы. Попытки китайских политиков, предпринятые ими в меру их возможностей, были не в состоянии остановить массовый отток капитала, вызванный текущей зимой долларовой ликвидности.

Пекин, кажется, совершенно удовлетворен выжиданием, дерзко закачивая невероятные суммы кредитов в систему, так же, как он это делал в прошлом. Но на этот раз ни рынки, ни китайцы не уверены в том, что такая агрессивная политика стимулирования будет работать. Внешний лоск эффективной, компетентной и грозной автократии Пекина растрескался, и через эти трещины просматривается шаткость основной геостратегической амбиции Китая — непоколебимости его валюты.

Но вот проблема: размер и мощь такой страны, как Китай, придают его внутренней экономике огромное влияние на мировую экономику. Поскольку Китай имеет настолько важное значение для международной системы, долги Пекина, справедливо это или нет, являются проблемой для всего мира.

Анализ

Финансовый кризис 2008 года жестко ударил по Китаю, и каждый шаг Пекина в дальнейшем способствовал вливанию внутренних кредитов и инвестиций в экономику, уже перегруженную избыточными мощностями. Провал экономических усилий правительства для поддержания стабильности на когда-то изолированных рынках капитала и валюты Китая, возможно, уже шокировал некоторых из наиболее самодовольных наблюдателей Китая. Но те, кто внимательно следит за ситуацией, знают, что официально рост замедляется; неофициально, возможно, он вообще прекратился

Бегство китайского капитала

Понятно, что китайская экономика находится в циклическом спаде. Рост слабый, а рынки волатильны. Но не превратился ли спад в обвал? Многие китайцы не слишком парятся, чтобы докопаться до истины.

Untitled

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В самом деле, капитал начал покидать Китай. Как полагают, почти $1 трлн. покинул страну в 2015 году со скоростью, увеличивавшейся в заключительных кварталах. Большая часть этих денег завершила свой путь на рынках зарубежной недвижимости.

В одном анекдоте Национальный банк Канады говорит, что покупатели из Китая составили одну треть всех покупок на рынке жилья в Ванкувере в 2015 году.

Хотя надежные статистические данные трудно найти, несколько признаков, по всей видимости, подтверждают отток китайского капитала. Расхождения по импорту и экспорту в Гонконге увеличились, и обнаружилось много ошибок и разрывов в текущем счете операций. Пробелы и несоответствия в данных по счету текущих операций свидетельствуют о тайных усилиях экспатриантов капитала, чтобы миновать жесткий контроль со стороны Китая счета операций с капиталом, и считается, что отток капитала может быть даже выше, чем предполагалось. Капитал покидает страну и его отток давит на резервы Китая, привязанные к обменному курсу юаня.

На первый взгляд, падение кажется скромным, особенно если учесть, что резервы до сих пор стоят примерно $3,2 триллиона. Но, в качестве соотношения денежной массы юаней и активов коммерческих банков, резервы находятся в свободном падении и уже уменьшились на 50 процентов. А так как в действительности о деталях резервов известно относительно мало, они вполне могут быть связаны с суверенными хранилищами ценностей или с обеспечением необслуживаемых кредитов. А еще они могут быть во все еще весьма неликвидных активах. Казначейство США, со своей стороны, регистрирует в китайском владении только около $1,2 11 трлн своих ликвидных ценных бумаг. Итак, если можно было бы отбросить половину резервов, то они выглядели бы гораздо менее впечатляющими с учетом потенциального истощения на $100 млрд в месяц.

Пародийная неумеренность

Но с точки зрения перспектив Пекина есть еще более темная сторона сокращения резервов: оно истощает ликвидность банковской системы, эффективно ужесточая внутренние денежно-кредитные условия. Это проблема для Народного банка Китая, чьим приоритетом №1 является сохранение насыщенной кредитами финансовой системы на плаву и выдача большего количества кредитов. Это погоня за тем же приоритетом, который привел банк к более низким процентным ставкам (и в целом поддерживал финансовые условия аккомодации), несмотря на отток капитала. В 2016 году банк уклонялся от снижения процентных ставок, опасаясь, что в дальнейшем это приведет к увеличению оттока капитала и негативным для юаня спекуляциям. Но, из-за выдачи Китаем все большего количества кредитов и текущих рисков дефляции, политики, скорее всего, сократят эти ставки, и, сделав это, будут тянуть Народный банк Китая в ту же беспроцентную трясину, в которую затащили свои банки их западные коллеги.

Падение процентных ставок, в сочетании с ростом оттока капитала, показывает, что Китай пристрастился к долгу, как любая из других ведущих мировых экономик. С 2008 года китайские банковские кредиты увеличились на сумму, превышающую весь запас банковских активов США, для финансирования массированного расширения инфраструктуры и промышленности. (Билл Гейтс однажды удивлялся, что Китай с 2011 года использовал больше бетона, чем Соединенные Штаты во всем 20-м веке.) Но плохие инвестиции уже в слишком большом количестве. Официальное исследование правительства оценило, что около половины китайских внутренних инвестиций с 2008 года — ошеломляющие $7 трлн. — вероятно, нерациональны. Теперь знаменитые китайские города-призраки являются очевидным, но не единственным признаком пародийной неумеренности.

Такое ненормальное и быстрое наращивание банковских кредитов никогда не закончивалось хорошо для любой страны. За последние 10 лет рост денежной массы Китая соответствует уровню избытка за 10 лет до азиатского кризиса конца 1990-х годов. Если история чему-то учит, то капитал просто не может быть эффективно распределен в таких больших количествах в течение такого короткого промежутка времени. Нагромождение ошибок неизбежно превращают бум в банкротство. Вместо того чтобы избавиться от долгов, Китай сделал их еще больше.

Незаменимый компонент

По мере накопления Китаем всего этого долга его валюта держалась прочно, по крайней мере, некоторое время. Индекс JP Morgan валютного курса на формирующихся рынках недавно упал почти на 30% с начала 2014 года. Юань, однако, снизился только на 9% в 2015 году, когда он достиг пика своей слабости. Если судить по реальной торгово-взвешенной корзине, 11-летний бычий рынок юаня просто был нагретый, а не наоборот.

Но привязка юаня к доллару находится под давлением. Отток капитала, резкое падение резервов, все более и более мягкая денежно-кредитная политика и чрезмерная нагрузка банковской системы являются рецептом для валютного кризиса. Пекин настаивает на том, что он не даст обесцениться юаню, несмотря на текущий завышенный курс и призывы к тому, чтобы сделать юань свободно-конвертируемым.

Причина неуступчивости Пекин проста: завышенный юань помогает достичь нескольких стратегических императивов. Девальвация будет топить многие фирмы, отягощенные долларовыми долгами, вызывая риск системного долгового кризиса. И, учитывая, что Китай пытается перейти от экспортно-ориентированной экономической модели к ориентированной на потребление, сила валюты оберегает покупательную способность десятков миллионов новоиспеченных домохозяйств среднего класса. Пекин должен политически держать на своей стороне этот высокомобильный и владеющий активами электорат. При сохранении завышенного курса юаня создается риск дефляции недвижимости и капитала, а кредитный кризис, вызванный девальвацией, может привести к полному коллапсу чистой стоимости активов домохозяйств.

Внешне Китай пытается распространить свое влияние в Евразии, финансировать военную экспансию, приобретать стратегические иностранные активы и укрепить доверие к юаню в качестве стабильного резервного актива. Пекин, возможно, также покупает время для элит, чтобы дать им диверсифицировать свои богатства за счет приобретения оффшорных активов. Слабость юаня может серьезно подорвать эти цели.

Для того чтобы воспользоваться преимуществами завышенного курса валюты без провоцирования системной дефляции, Народный банк Китая должен поддерживать закачку денег и кредитовать на рынках активов. Поддержание плавающей инфляции цен на рынках недвижимости и фондовых рынках является незаменимой составляющей генерального экономического плана Китая. Запуск бюджетного стимула через связанные с государством банки позволяет легко управлять вакханалией долга и, таким образом, является не только путем наименьшего сопротивления для Пекина, но и путем обеспечения политической стабильности в краткосрочной перспективе.

Китай имеет стратегию. Но сохраняет ли Пекин полный контроль над своей судьбой? Неопределенность этого вопроса вынудила инвесторов сбрасывать со счетов премию за китайскую исключительность, на которую они когда-то рассчитывали. Многое может пойти не так, если Китай споткнется. Беспорядочный китайский кризис и девальвация юаня показали бы, что проблема стабильности в денежно-кредитной и финансовой системе остается нерешенной, потенциально вызывая глобальную рыночную панику и уход в безопасные активы, такие как золото, высококачественную недвижимость и недооцененные акции голубых фишек.

Старое рыночное изречение гласит о том, что доллар является не только валютой Америки, но и мировой проблемой. Ловушка обморожения от зимы долларовой ликвидности показывает это. Кроме того, таким же может быть и долг Китая, и это проблема всех.


Обсудить данную новость Вы можете в нашем чате Telegram

Наш Telegram канал — GetCoinToday & Phönix Gruppe

Article Tags:
Share